С уважением к Вам,
Адвокатское бюро "Антонов и партнеры"
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д. 11а, ст.1, офис 29

Судебная коллегия Шестого кассационного суда общей юрисдикции определила решение Приволжского районного суда Самарской области от 28.01.2019 и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 06.05.2019 остави. Номер дела 88-1472/2019

Судебная коллегия Шестого кассационного суда общей юрисдикции определила решение Приволжского районного суда Самарской области от 28.01.2019 и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 06.05.2019 оставить без изменения, кассационную жалобу Доверителя - без удовлетворения.

Малофеев Владимир Александрович
Малофеев Владимир Александрович
Суть дела

ШЕСТОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

Дело № НОМЕР

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

кассационного суда общей юрисдикции


10 декабря 2019 года г. Самара

Судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе: председательствующего Балакиревой Е.М.,

судей Арзамасовой Л.В., Ившиной Т.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу ФИО1 на решение Приволжского районного суда Самарской области от 28.01.2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 06.05.2019 по гражданскому делу № НОМЕР по иску ФИО1 к акционерному обществу «ФИО1» о взыскании страхового возмещения, неустойки, морального вреда и штрафа,

Заслушав доклад судьи Балакиревой Е.М., объяснения представителя истца – ФИО2 и представителя ответчика – ФИО3, проверив материалы дела, судебная коллегия


установила:


ФИО1 обратилась в суд с иском к акционерному обществу «ФИО1» о взыскании страхового возмещения, неустойки, морального вреда и штрафа.

Решением Приволжского районного суда Самарской области от 28.01.2019 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 06.05.2019 по гражданскому делу № НОМЕР, в иске ФИО1 к акционерному обществу «ФИО1» о взыскании страхового возмещения, неустойки, морального вреда и штрафа, отказано.

В кассационной жалобе истец просит отменить принятые по делу судебные постановления и направить дело на новое рассмотрение.

В обоснование доводов жалобы заявитель указал, что судами нарушены нормы материального и процессуального права. По мнению заявителя жалобы, сообщение страховой компании о готовности и возможности получения направления на ремонт не является самим направлением, поскольку в нем отсутствует подпись истца, не соответствует требованиям закона, и не получено адресатом, в связи с этим истец имеет право на получение страхового возмещения в денежной форме. Истец считает, что в данном случае имелась необходимость в назначении по делу повторной экспертизы для определения размера ущерба, однако суд первой инстанции отказал, чем нарушил права истца на представление доказательств и на равноправие сторон в процессе.

Представитель истца в судебном заседании суда кассационной инстанции доводы жалобы поддержал и просил ее удовлетворить.

Представитель ответчика в судебном заседании возражал против отмены обжалуемых судебных постановлений.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению.

Согласно части первой статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанции и усматривается из материалов дела, 06.08.2018 года в районе дома № 3 по ул. Главной г. Самара, произошло ДТП с участием принадлежащего ФИО1 автомобиля Мазда Бонго Френди, г/н №, под управлением ФИО4, и автомобиля Киа Рио, г/н №, под управлением ФИО6, который признан виновником ДТП.

Гражданская ответственность ФИО4 застрахована в АО «ФИО1». В связи с произошедшим, 09.08.2018 года истец обратился в АО «ФИО1» с заявлением о прямом возмещении убытков, представив все необходимые документы. 12.08.2018 года ответчиком данное ДТП признано страховым случаем с определением суммы страхового возмещения в размере 67163 рубля.

Вместе с этим, истец, посчитав, что указанной суммы будет недостаточно для восстановительного ремонта поврежденного автомобиля, в целях определения действительной стоимости ущерба, обращался в стороннюю организацию, заказал и оплатил независимое экспертное заключение. Согласно экспертному заключению, составленному ООО НАЗВАНИЕ2 от 24.08.2018 года, стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца без учета износа составляет 166904 рубля, с учетом износа составляет 100054 рубля. Расходы, связанные с оплатой экспертного заключения, составили 3000 рублей.

Договор ОСАГО между истцом и ответчиком заключен 23.01.2018 года.

30.08.2018 года истец направил в адрес ответчика письменную претензию с требованием перечислить установленную сумму страхового возмещения на его счет. Поскольку ответ на претензию не получен, ФИО1 обратилась в суд. Данные обстоятельства явились поводом для настоящего иска.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что в соответствии с положениями Закона об ОСАГО и разъяснениями, изложенными в пункте 57 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.12.2017 N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», если договор обязательного страхования заключен причинителем вреда после 27 апреля 2017 года, страховое возмещение вреда в связи с повреждением легкового автомобиля, находящегося в собственности гражданина (в том числе имеющего статус индивидуального предпринимателя) и зарегистрированного в Российской Федерации, в силу пункта 15.1 статьи 12 Закона об ОСАГО осуществляется путем организации и (или) оплаты восстановительного ремонта (обязательный восстановительный ремонт).

Суд апелляционной инстанции согласился с данными выводами суда первой инстанции.

При этом апелляционный суд сделал вывод о том, что в связи с тем, что страховая компания выполнила обязательства со своей стороны надлежащим образом, уведомив страхователя о готовности и возможности получения направления на НАЗВАНИЕ3, то есть для получения страхового возмещения в натуре, тогда как у истца (потерпевшей) фактически отсутствовало намерение осуществить ремонт транспортного средства в натуре, т.к. представленное ответчиком направление на НАЗВАНИЕ3 потерпевшей получено и использовано не было, учитывая также, что истцом (потерпевшей) не были предприняты попытки направить страховой компании претензии по поводу доступности выбранной НАЗВАНИЕ3, вместо этого, фактически отказавшись от получения направления на ремонт, истец обратился к ответчику с претензией о выплате страхового возмещения в денежной форме, не указав в претензии, что НАЗВАНИЕ3 не соответствует критериям доступности.

Судами установлено, что договор ОСАГО со страховой компанией АО «ФИО1» примирителем вреда заключен после 27 апреля 2017 года, следовательно, страховое возмещение истцу должно быть осуществлено путём организации и (или) оплаты восстановительного ремонта повреждённого транспортного средства на НАЗВАНИЕ3. При таких обстоятельствах, оснований для выплаты истцу страхового возмещения в денежной форме, установленных в пункте 16.1 статьи 12 Закона об ОСАГО, не имеется.

Суд кассационной инстанции считает выводы суда первой инстанции и апелляционного суда правомерными, а доводы кассационной жалобы ФИО1 не подлежащими удовлетворению исходя из следующего

В силу пункта 3 статьи 1079 ГК РФ вред, причинённый в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (статья 1064).

В соответствии с пунктом 1 статьи 935 ГК РФ законом на указанных в нём лиц может быть возложена обязанность страховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц или нарушения договоров с другими лицами.

В пункте 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 декабря 2017 года N 58 разъяснено, что если договор обязательного страхования заключен причинителем вреда после 27 апреля 2017 года, страховое возмещение вреда в связи с повреждением легкового автомобиля, находящегося в собственности гражданина (в том числе имеющего статус индивидуального предпринимателя) и зарегистрированного в Российской Федерации, в силу пункта 15.1 статьи 12 Закона об ОСАГО осуществляется путём организации и (или) оплаты восстановительного ремонта (обязательный восстановительный ремонт).

Как усматривается из материалов дела, договор обязательного страхования гражданской ответственности виновника ДТП, заключен после 27 апреля 2017 года, и сторонами не оспаривается. Следовательно, правоотношения сторон регулируются Законом об ОСАГО в редакции Федерального закона от 28 марта 2017 года N 49-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Оснований для выплаты истцу страхового возмещения в денежной форме, установленных в пункте 16.1 статьи 12 Закона об ОСАГО, не имеется.

При указанных обстоятельствах оснований для страхового возмещения в виде выплаты истцу денежных средств не имеется.

В рассматриваемом случае предусмотренный законодательством способ восстановления нарушенного права потерпевшего посредством возмещения причиненного вреда в натуре не является альтернативным по отношению к денежному возмещению.

При нарушении страховщиком требований об организации восстановительного ремонта потерпевший также вправе обратиться в суд с иском о понуждении страховщика к совершению требуемых действий, в том числе выдаче направления на ремонт (пункт 1 статьи 308.3 ГК РФ) (пункт 52 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 года N 58).

До установления факта нарушения его прав станцией технического обслуживания потерпевший не вправе изменить способ возмещения причиненного вреда, что соответствует правовой позиции, изложенной в пункте 53 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 года N 58.

При установленных по делу обстоятельствах в целях получения страхового возмещения истцу надлежало обратиться с требованиями о понуждении ответчика к организации и оплате восстановительного ремонта автомобиля, в том числе выдаче направления на ремонт.

Судом обоснованно не приняты во внимание доводы истца о нарушении ответчиком требований доступности для потерпевшего места проведения восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства, ссылаясь на длительность расстояния между местонахождением НАЗВАНИЕ3 и местом проживания ФИО1 — более 50 километров, поскольку из представленных истцом ответчику документов (свидетельство о регистрации ТС, доверенность, извещение о ДТП) следовало, что истец проживает в <адрес>. Договор ОСАГО между истцом и ответчиком был заключен 23.01.2018 года.

При этом истец, изменив место жительства 04.07.2018 года (согласно адресной справке), в нарушение п. 8 ст. 15 Закона об ОСАГО, о данном обстоятельстве страховой компании не сообщил, чем ввел его в заблуждение, в результате этого направление на ремонт было выдано ответчиком исходя из известного места жительства ответчика.

Также, из представленных в материалы дела документов не следует, что истец выражал несогласие с выбором НАЗВАНИЕ3 ответчика по указанному основанию, в то время как ответчик справедливо исходил из того, что заявление о выплате страхового возмещения было подано в г. Самара, являющимся городом места жительства потерпевшей.

Кроме этого, судом правильно разъяснено истцу, что в настоящее время она не лишена возможности обратиться к ответчику, с требованием выдать ей направление на НАЗВАНИЕ3 с учетом расположения ее нового места жительства, которое ответчик не знал.

Доводы жалобы о том, что сообщение страховой компании о готовности и возможности получения направления на ремонт не является самим направлением, в нем отсутствует подпись истца, не соответствует требованиям закона, не получено адресатом, в связи с этим истец имеет право на получение страхового возмещения в денежной форме, судебной коллегией отклоняются, поскольку не могут подменять установленный законом порядок осуществления выплаты страхового возмещения, предусмотренного пунктом 15.1 статьи 12 Закона об ОСАГО.

Исходя из системного толкования изложенных положений статьи 165.1 ГК РФ и разъяснений их применения, а также оценивая перечисленные доказательства, судебная коллегия считает, что страховая организация направила направление на ремонт в адрес ФИО1 Таким образом, обязанность по выдаче ФИО1 направления на ремонт ответчиком была исполнена в установленный пунктом 21 статьи 12 Закона об ОСАГО срок. При этом следует учитывать, что риск неполучения указанной почтовой корреспонденции несёт её получатель, т.е. ФИО1

На основании вышеизложенного, суд первой и апелляционной инстанции пришли к правильному выводу о том, что в данном случае не имеется оснований для удовлетворения требований ФИО1 к АО «ФИО1» о выплате страхового возмещения.

Поскольку судом отказано истцу в удовлетворении основных требований о взыскании страхового возмещения, суд также правильно оставил без удовлетворения производные от основного требования о взыскании штрафа, неустойки и компенсации морального вреда.

Также правомерно отклонено ходатайство о назначении по делу повторной автотехнической экспертизы, поскольку результаты заключения не послужили основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований, а также не имеют правового значения для разрешения данного спора, поскольку истцом оспаривается вид выплаты страхового возмещения в денежном выражении, тогда как судом отказано в удовлетворении требований в силу того, что в рассматриваемом случае предусмотрен вариант выплаты страхового возмещения – путем ремонта НАЗВАНИЕ3.

В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела (часть 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Доводы заявителя кассационной жалобы не подтверждают нарушений норм материального и (или) процессуального права, повлиявших на исход дела, и фактически основаны на несогласии с оценкой обстоятельств дела, поэтому они не могут служить основанием для кассационного пересмотра состоявшихся по делу судебных постановлений.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены обжалуемый судебных постановлений по доводам кассационной жалобы заявителя.

Руководствуясь статьями 379.6, 379.7, 390 и 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

Результат

определила:

решение Приволжского районного суда Самарской области от 28.01.2019 и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 06.05.2019 оставить без изменения, кассационную жалобу ФИО1 — без удовлетворения.
Председательствующий Е.М. Балакирева
Судьи Л.В. Арзамасова
Т.В. Ившина

Назад
Наверх
Оставить заявку
Заказать звонок
Заявка принята

В ближайшее время с Вами свяжется наш специалист