С уважением к Вам, адвокат Анатолий Антонов
г. Самара, пр-т Карла Маркса, дом 192, офис 619

Верховный суд возвращает водительские права – часть вторая

Автор:  Марина Труханова

«Находился за рулем в состоянии алкогольного опьянения» – не приговор, если решение о привлечении к административной ответственности принято с нарушениями. О типичных ошибках, которые допускают суды нижестоящих инстанций, при рассмотрении дел о лишении прав на управление автомобилем, говорится в решениях Коллегии по административным делам  Верховного суда РФ.


ВС, как надзорная инстанция, нередко становится последней надеждой для водителей, лишенных прав за управление автомобилем в нетрезвом виде. Автолюбители или их представители в жалобах указывают на различные нарушения в процессе привлечения к административной ответственности, которые нижестоящие суды игнорируют, а Верховный суд принимает во внимание, что приводит к благополучному для заявителя исходу дела. «Право.ru» продолжает серию публикаций о причинах, по которым ВС может вернуть право на управление автомобилем любителям «нетрезвой езды» (см. «Верховный суд возвращает водительские права», «Гексорал» – не алкоголь: ВС защитил водителя, оштрафованного за езду в нетрезвом виде», «Неправильный индекс и ошибка «Почты Росcии» помогли водителю вернуть права в ВС»).

Не та статья

Вечером 25 марта 2014 года инспектор ДПС остановил на 202-м км трассы Омск – Тара Алексея Галашова, который управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения. 28 июня 2014 года мировой судья судебного участка № 91 Куйбышевского района города Омска привлек Галашова к ответственности по ч. 4 ст. 12.8 КоАП, с лишением прав на три года и обязанием уплатить штраф в размере 50 000 руб. Эту норму суд применил, так как ранее автолюбитель дважды привлекался к ответственности за вождение в нетрезвом виде: в августе 2011-го его на полтора года лишили прав по ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ (невыполнение требования ПДД о запрещении водителю употреблять алкогольные напитки), а в сентябре того же года таким же образом наказали уже по ч. 1 ст. 12.8 КоАП (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния).

Попытки обжаловать последнее постановление в районном и областном судах оказались безуспешными, и водитель направил жалобу в ВС РФ (дело    50-АД15-3).

Второго ноября текущего года ее рассмотрел судья Коллегии по административным делам  Сергей Никифоров, который заметил нестыковку: на момент составления протокола у Галашова в принципе не было водительского удостоверения, сотруднику ДПС, как следует из протокола, он предъявлял паспорт. Согласно информации ОГИБДД МВД России «Тарский» и базы данных АИПС «Водитель», срок действия водительских прав заявителя истек 6 ноября 2013 года, а новые он получил только 29 августа 2014-го. Это значит, что 25 марта прошлого года мужчина одновременно находился за рулем в состоянии алкогольного опьянения и являлся лицом, утратившим право управления транспортными средствами на основании ч. 1 ст. 28 закона «О безопасности дорожного движения» (истечение срока действия водительского удостоверения). Как указано в постановлении ВС, эти деяния подпадают под санкции ч. 3 ст. 12.8 КоАП (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения и не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным права управления транспортными средствами, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния), а не ч. 4 той же статьи (повторное совершение нарушений, упомянутых в ч. 1 и 2, в старой редакции), как посчитали суды нижестоящих инстанций.

«Однако, поскольку санкцией ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ установлено более строгое административное наказание по сравнению с административным наказанием, предусмотренным санкцией ч. 4 ст. 12.8 данного Кодекса, переквалификация действий Галашова в данном случае невозможна, так как повлечет ухудшение его положения, что недопустимо», – сказано в постановлении ВС, которым предыдущие акты по делу были отменены, а производство по нему прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП, в связи с отсутствием состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.8 КоАП.

Когда водителя «забыли» попросить подышать в трубочку

Житель Нанайского района Хабаровского края Дмитрий Сахно 12 мая этого года также был привлечен к ответственности по ч. 4 ст. 12.8 КоАП РФ с лишением на три года права управлять транспортным средством и штрафом в 50 000 руб. Основанием для этого стало совершенное им повторное нарушение – 22 февраля 2015 года мужчина находился за рулем нетрезвым. Оспорить постановление мирового судьи судебного участка № 59 Нанайского района в апелляционном и кассационном порядке он не смог, что и стало причиной обращения в ВС РФ (дело    58-АД15-5).

Судья Никифоров с выводами коллег из нижестоящих инстанций не согласился. Он напомнил, что надлежащими доказательствами состояния опьянения водителя по делу о нарушении, предусмотренном ст. 12.8 КоАП РФ, являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (п. 7 постановления Пленума ВС РФ от 24 октября 2006 года № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части КоАП РФ»).

В материалах дела Сахно зафиксировано: сотрудники ДПС пришли к выводу, что тот нетрезв из-за «поведения, не соответствующего обстановке», поскольку алкотестер никаких отклонений от нормы не показал. Чтобы понять, пьян водитель или нет, его направили на медицинское освидетельствование, которое подтвердило наличие алкоголя в крови. Однако судья Коллегии по административным делам ВС, ознакомившись с актом медосвидетельствования, счел, что он составлен с нарушениями Инструкции по проведению медосвидетельствования. В пп. 11 и 12 этого документа сказано, что сначала врач должен провести «исследование выдыхаемого воздуха на алкоголь». Если результаты отрицательные, а клинические признаки опьянения присутствуют, «отбирается проба биологического объекта для направления на химико-токсикологическое исследование».

Однако Сахно не проверили алкотестером, а сразу направили на анализ крови, который и показал опьянение. «Таким образом, порядок проведения медицинского освидетельствования в отношении Сахно был нарушен, действия медицинского работника по отбору пробы биологического объекта без исследования выдыхаемого воздуха на алкоголь не соответствуют положениям Инструкции», – сказано в постановлении ВС от 6 ноября 2015 года, которое отменило акты судов нижестоящих инстанций. Производство по делу прекращено на основании п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП, в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены состоявшиеся по делу судебные постановления.

Из-за нарушения инструкции при проведении медосвидетельствования ВС 9 ноября 2015 года отменил и акты, вынесенные в отношении туапсинца Игоря Матвеенко (дело    18-АД15-34), привлеченного к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП. В его случае исследование выдыхаемого воздуха проводилось при помощи алкотестера, который показал превышение допустимой нормы, но с нарушением п. 16 инструкции, в котором сказано, что пробы нужно отбирать дважды, с интервалом в 20 минут. Но Матвеенко попросили «подышать в трубочку» лишь один раз.

Предположения недопустимы

Николай Савелов постановлением мирового судьи участка № 3 Ершовского района Саратовской области от 17 марта 2015 года был привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. За совершение ДТП в состоянии алкогольного опьянения его на два года лишили прав управления транспортными средствами и оштрафовали на 30 000 руб.  Ершовский райсуд и  Саратовский облсуд оставили решение без изменения. Савелов обратился в ВС РФ с жалобой, в которой просил отменить вынесенные в отношении него судебные акты как незаконные (дело    32-АД15-8).

Судья Коллегии по административным делам Никифоров при исследовании материалов дела снова нашел нарушения в акте медосвидетельствования. Примечанием к ст. 12.8 КоАП (внесено законом № 196-ФЗ, вступившим в силу 1 сентября 2013 года) установлено, что концентрация паров этилового спирта не должна превышать 0,16 мг (или 0,16 промилле) на один литр выдыхаемого воздуха.

Согласно акту медицинского освидетельствования Савелова от 25 августа 2014 года, концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе нормы не превышала. Но, так как исследование проводилось почти через 12 часов после совершения ДТП, эксперт сделал вывод, что, вероятно, на момент аварии «концентрация алкоголя могла составить примерно 2,0 промилле» (об этом говорится в  решении Ершовского райсуда). В заключении судмедэкспертизы сказано, что алкоголь в организме человека подвергается окислению и выведению в соответствии с правилом Видмарка со средней скоростью 0,15 промилле в час, это и позволило медработнику предположить, что за рулем водитель был нетрезв. Несмотря на показания свидетелей, которые утверждали, что Савелов в тот день не пил, суды все же прислушались к теории эксперта.

ВС с этим не согласился и отменил ранее вынесенные постановления. Производство по делу было прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

На тех же основаниях ВС прекратил и производство по делу Петра Елисейкина (дело   4-АД15-8), на два года лишенного прав на основании п. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. При измерении во время медосвидетельствования концентрации этилового спирта в выдыхаемом воздухе с интервалом в 20 минут алкотестер показал сначала 0,18 мг/л, а потом 0,15 мг/л (нижний допустимый предел 0,16 мг/л). Судья  Владимир Меркулов в своем постановлении указал, что в силу ч. 1 и 4 ст. 1.5 КоАП РФ, лицо подлежит ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности предполагаемого нарушителя должны быть истолкованы в его пользу. Поэтому ВС счел верным повторный результат измерения в 0,15 промилле и не нашел оснований для лишения Елисейкина прав.

У Сергея Ягодина, которому также было назначено административное наказание по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (дело  67-АД15-10) при проведении освидетельствования алкотестер показал 0,16 промилле. «Следовательно, в рассматриваемом деле факт управления транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, не установлен», – указал в своем постановлении ВС, отменяя предыдущие акты и прекращая производство по делу.

Источник:  ПРАВО.РУ



Назад
Наверх
Оставить заявку
Заказать звонок
Заявка принята

В ближайшее время с Вами свяжется наш специалист